Навигация

Поиск по сайту

 











Все Новости

26.05.2017:  (Интервью) Владимир Воронин: «Реформирование за реформированием — радость для дураков и никакого результата для граждан и страны»
В рамках интервью, предоставленного порталу TRIBUNA, Владимир Воронин, лидер Партии коммунистов Республики Молдова (ПКРМ), высказал своё мнение относительно шансов на изменение избирательной системы, возможного заключения Венецианской комиссии, реформы правительства, а также — чем объясняется тот факт, что в протестах против власти участвует не очень большое число граждан; говорил о референдуме по отставке генерального примара Дорина Киртоакэ и о других важных моментах.


— Господин Воронин, каковы, по Вашему мнению, шансы на то, что избирательная система будет изменена — сейчас, когда в первом чтении уже приняты два проекта по этой теме? У какого из этих проектов, Вы считаете, шансы выше?

— Не нужно принимать ни одного из этих проектов. В инициативах по изменению Кодекса о выборах нет необходимости. Они играют единственную роль — и именно для тех, кто их предложил, — сделать все возможное, чтобы они и дальше сохранились во власти.

В соответствии с нынешним законодательством было проведено несколько выборов — как очередных, так и досрочных. Да, выявились некоторые недостатки, но они есть в любой системе. Даже если и пройдут их инициативы, все равно эти же недостатки останутся. Я говорю о двух самых важных моментах: фальсификации списков избирателей и самих выборов, а также подкупе избирателей. Это необходимо устранить, и мы должны подумать как. Есть меры, которые могут быть приняты, и впоследствии выборы будут проходить цивилизованно, демократически и честно. Какое бы изменение мы ни произвели, но без искоренения указанных недостатков, — в результате останется то же самое. Поэтому мы не считаем эти новые проекты необходимыми, не считаем необходимыми эти законы. Менять нужно не законодательство, а власть. И тогда будет порядок и на выборах, и в стране, и на всех уровнях.

— Какое, по Вашему мнению, даст Венецианская комиссия заключение? Вообще, насколько такое заключение Вы считаете важным? Будет ли оно учтено, если не подойдет тем, кто желает изменить избирательную систему?

— Были уже заключения по данной теме — и в 2011, и в 2013 годах. Они не были положительными, и тем не менее проекты были проголосованы. Что касается ожидаемого сейчас заключения Венецианской комиссии, то если они последовательны, если они прочтут то, что написали несколько лет назад, конечно, оно будет не в пользу тех, кто выступил с проектами этих законов. Будет ли это принято во внимание или нет? В конечном итоге Венецианская комиссия не может запретить, чтобы высшие органы государства разрабатывали или не разрабатывали те или иные законы. Тут уже все зависит от ситуации, от отношения тех, кому принадлежат голоса в законодательном органе. С учетом того, как у нас формируется это коррупционное большинство в парламенте, не исключено, что проекты будут приняты вопреки мнению Венецианской комиссии. Скорее всего, будет принят закон о смешанной избирательной системе.


— Существует мнение, что проект о реформе правительства, который лежал на полке год, был предложен сейчас, чтобы отвлечь внимание общественности от изменения избирательной системы. Видите ли Вы в этом какую-то взаимосвязь?

— Да, связь прямая, и не только в этом случае. Сколько уже различных инициатив было предложено после того, как стало известно о краже миллиарда? Множество. Чтобы люди забыли о миллиарде. Чтобы увести их в сторону, запудрить им мозги разного рода предложениями и идеями. С этим предложением — то же самое. В спешке сформировалось деструктивное большинство в парламенте, власти выступают с множеством предложений, чтобы люди забыли о трудностях, которые преодолевают ежедневно, о проблемах страны, которые должны быть решены в неотложном порядке. Сегодня обществу подбрасывают различные предложения, посредством которых в дискуссии вовлекаются и парламентарии, и чиновники, местные органы власти, всё общество. Все заняты только демагогией, обсуждением версий и больше ничем.

— Вообще, каково Ваше мнение о реформе правительства? Поддержит ее фракция ПКРМ?

— Я уже говорил, что реформа очень нужна, если руководствоваться количественными показателями. Однако если говорить конкретно и количественные показатели не перейдут в качественные, то есть изменится только табличка с названием министерства и более ничего; если весь состав того или иного министерства не будет приведен в соответствие с определенными нормами и не произойдет аттестация чиновников, которым предстоит впоследствии работать в новых министерствах, — получиться может еще хуже, чем сейчас. Роль министерств сегодня практически не ощущается в обществе; ни одно министерство не справляется в полной мере с обязанностями, которые на него возложены. Если мы все активно будем участвовать в реконструкции власти, мы поддержим этот процесс и своими голосами. Но если снова будет сделано так, как у нас обычно бывает — наскоро сварганили и отослали в парламент, — возникнет много вопросов. Но главное — это не даст результатов.

— Как Вы считаете, должен подать премьер Филип в отставку в связи с тем, что эта реформа касается около половины из всей структуры правительства?

— Если ликвидируется более половины министерств, по закону отставка правительства обязательна. Но мне кажется, они не дойдут до половины. Они специально остановились на 8, а не на 9 министерствах. Отставка руководства правительства могла произойти и раньше, однако нужно задуматься, кем будут заменены эти люди. Посмотрим, чем закончится сама реконструкция нового состава правительства. К примеру, меня интересует, почему будет аж три вице-премьера. Должность вице-премьера — министра иностранных дел и европейской интеграции — была инициирована мной, когда я был президентом, чтобы подчеркнуть роль МИДЕИ как координатора в вопросах евроинтеграции. Тогда — да, осуществлялось это требование, а сейчас я не вижу такой координации. Этим занимается кто угодно, только не указанное министерство. Поэтому я не вижу необходимости в том, чтобы министр являлся еще вице-премьером. А есть и другие предложения.

Что касается министерств, я пока не готов ответить, нужно до конца все проанализировать, при этом соответствующий законопроект еще не опубликован.

В принципе, необходимость реструктурирования руководства правительства высока. Но если изменения будут только на бумаге и если не придут компетентные личности, то положительного результата не стоит ждать. Вообще говоря, не знаю, насколько последовательными будут демократы в подтверждении их заявления о том, что должности не будут распределяться по политическому критерию. Хотел бы верить, но оптимистом в этом вопросе быть не могу.

— У Вас богатый политический опыт, и вероятно, Вы лучше кого бы то ни было могли бы ответить на следующий вопрос. Чем объясняется тот факт, что в протестах против власти участвует не очень большое число граждан?

— Организация протестов — очень сложный вопрос. Чтобы организовать масштабные, серьезные протесты, в которых приняли бы участие десятки или, возможно, сотни тысяч граждан, нужен повод, нужен четкий лозунг, который бы объединил всех, и нужны личности — организаторы, пользующиеся авторитетом и обладающие правом призывать людей к протестам. Кстати, нас тоже приглашали присоединиться к этим протестам. И я задал вопрос своим коллегам: ладно, допустим, участвуем, но как на нас посмотрят люди, увидев нас рядом с Майей Санду, Андреем Нэстасе и другими?

— Всё же в первый день протеста можно было увидеть и нескольких депутатов от ПКРМ перед парламентом.

— Нет, эти два депутата не участвовали в протесте, а вышли, чтобы проинформировать граждан о том, что происходит в парламенте. Они были делегированы нашей фракцией для обнародования нашей позиции относительно проектов, предложенных для голосования. Ничего больше. Мы не верим в искренность тех, кто зовет сегодня на протесты, не видим с их стороны конструктивности. Думаю, что так же относятся к ним и остальные граждане. Эти протесты не достигнут большого размаха.

— Когда Вы находились во власти, ПКРМ отменила реформу местной публичной администрации и административно-территориального деления, осуществленную альянсом «За демократию и реформы». Нынешняя власть желает вновь провести реформы в данных областях. Какую позицию Вы займете?

— Категорически против. Самым нормальным, самым эффективным и качественным, необходимым и приближенным к гражданам показало себя за все годы именно районное административное деление. Главный девиз и лозунг состоят в том, чтобы власть была как можно ближе к человеку, на расстоянии вытянутой руки. Чтобы не был вынужден ездить человек за 40–60 км из своего села в райцентр, чтобы получить справку, документ или консультацию. Если они вновь пойдут на такое реформирование, недовольство будет очень большим. На днях я встречался с нашей командой из Кантемира и задал им вопрос по этому поводу. Они категорически против. Реформирование за реформированием — радость для дураков и никакого результата для граждан и страны.


— Вы считаете, что ликвидация нынешней административно-территориальной структуры могла бы вывести людей на улицы, как утверждают некоторые?

— Почему нет? Это может послужить поводом более серьезным, чем те, которые сегодня выдвигают правые партии. Люди устали от стольких реформ и изменений, в том числе и на местах. Территориальная реформа повлечет за собой изменение множества структур. Большое число граждан останутся без работы — и в первую очередь нынешние работники районных организаций всех уровней.

— Начат сбор подписей по проведению референдума по отставке Дорина Киртоакэ. Какую позицию займет ПКРМ по данному референдуму?

— Мы не голосовали за этого индивидуума. Это на совести кишиневцев. Я понимаю, что человек может однажды наступить на грабли, но когда на грабли наступают трижды подряд — это сознательно. Персонаж, который занимает пост столичного градоначальника, не обладает никакими положительными способностями ни в какой области. Ни о ком нельзя сказать, что он знает всё, но что-то в тех или иных вопросах мы должны понимать. Тем более многое должен знать, понимать, осознавать человек, занимающий такой пост. Город разрушен полностью, уничтожена архитектурная перспектива столицы. Не знаю, каким образом и за какой период может быть восстановлено значение и обличие Кишинева хотя бы на уровне 30-летней давности. Поэтому такие люди, как Киртоакэ, который совершенно случайно попал на эту должность, являются трагедией, преступлением для всей столицы. Кишиневцы возмущаются, но виноваты сами же они, никто не заставлял их силой каждый раз за него голосовать. Да, были и фальсификации, сговоры, уступки, коррупция — без этого, к сожалению, в последние годы ничего не решается. Но три раза подряд!.. Всем же видно, что он ничтожество, ноль, но вновь и вновь за него голосуют. Пожалуйста, собирайте подписи теперь. Социалисты тоже участвовали в его укоренении в столичной примэрии. Имея большое число советников в примэрии, они всё время подыгрывают ему. А шум создают искусственно, для вида.

— Как вообще, Вы считаете, будет развиваться политическая ситуация в Молдове в дальнейшем?

— Нескоро разрешится эта политическая ситуация, и нескоро будет порядок. Я уже говорил, что не законодательство надо менять, а власть. В управление страной мы должны привести способных, достойных, преданных Молдове людей, и тогда можно навести порядок. Необязательно, чтобы таких было 100 процентов, да у нас и нет таких возможностей, чтобы весь состав власти, весь парламент был бы таким, как я сказал. Но хотя бы организаторы, хотя бы главные лица — те, кто отвечает за деятельность сформированных коалиций, групп,— хотя бы они должны понимать возложенную на них ответственность. Ладно, купили тех 14 депутатов, за которых проголосовали избиратели по списку ПКРМ. А дальше какую роль они исполняют? Какими обладают полномочиями? Перспективами? Служат просто-напросто машиной для голосования, чтобы механически поднимать руку в поддержку продвигаемых глупостей? Не думаю, что это правильно и честно со стороны тех, кто подкупил этих депутатов. Хорошо, сошло с рук, есть чем подкупить, нащупали слабые места в морали этих депутатов, лишенных достоинства и совести. Но дальше нужно конструктивно использовать эти голоса, а не для того, чтобы навечно устроиться во власти. В этом вся проблема. Для чего формируется такое парламентское большинство? Для достижения благородных целей или для решения личных проблем, или для выживания в парламенте и в руководстве? В этом-то и беда.


Андриана Кептене
Источник: www.tribuna.md
0 
| Еще
вернуться назад »