Навигация

Поиск по сайту

 











Все Новости

10.10.2017:  Беспризорная Молдова
Власти от прежних правящих альянсов закрывали дома-интернаты цепочкой, один за другим. Демократы сегодня ликвидируют их оптом

Так называемая реформа интернатных учреждений была запущена в 2010 году. Схемы ликвидаций детских домов и интернатов, разработанные Министерством просвещения, просты. В эти учреждения новых воспитанников просто не принимали. В итоге их становилось мало, и интернаты ликвидировались.

Вот и сейчас, когда оптом закрыли сразу пять домов-интернатов, была названа банальная причина — малое число детей.

Куда девались дети?

До 2009 года, в период правления ПКРМ, правительством была разработана государственная программа поддержки интернатов, с тем чтобы помочь больным детям интегрироваться в общество. Нынешнее же правительство запланировало к 2020 году закрыть все учреждения интернатного типа. И это преступление правительство называет Стратегией по защите ребенка на 2014–2020 гг.

Сейчас, согласно графику ликвидации, свое существование прекратят школы-интернаты из Оргеева и Леова, вспомогательная школа-интернат из села Крихана Веке Кагульского района, закроются аналогичные учебные заведения в селе Сэрата Галбенэ Хынчештского района и Резине.

Благодаря мораторию, который наложило правительство на прием детей в интернаты, пару лет назад практически самоликвидировался столичный дом-интернат № 2. Все знали о том, что рано или поздно из-за недобора учащихся это учреждение будет закрыто. Но против системы не попрешь.

В интернате № 2 в 2010 году проживало и воспитывалось более 400 детей. В том же 2010-м профильным министерством был издан приказ, в котором говорилось, что в интернатные учреждения детей больше не принимать и капитальных ремонтов не проводить. Мол, подобные учреждения все равно будут расформированы, и нечего на них тратить деньги. Таким образом, в течение 5 лет дети из интерната выпускались, новые воспитанники не принимались. Оставшихся вернули в биологические семьи, а круглых сирот распределили в детские центры. Вот так тихо, без лишнего шума, все и закончилось.

Правительственная схема закрытия интернатных учреждений продолжает приносить свои ядовитые плоды. Четыре года назад в оргеевском интернате для детей с ограниченными возможностями воспитывалось 320 детей разных возрастов. От некоторых детишек родители отказались совсем. У других родителей просто не было возможности ухаживать за больными детьми. Они навещали их по выходным, забирали домой на праздники. Были и круглые сироты, которые отмечали праздники вместе с воспитателями. Интернат был их родным домом, их семьей. Хотя далеко не во всех интернатах условия были приближены к идеальным.

Гимназия-интернат города Леова в 2012 году насчитывала 350 воспитанников, из которых 48 — круглые сироты. Куда девались дети? Ведь больных и брошенных детишек меньше не становится. Почему власти говорят, что учреждения интернатного типа больше не нужны, потому что в них мало воспитанников?

Согласно официальной статистике, в Молдове около двух тысяч детей являются круглыми сиротами, около 4 тысяч остались без попечения родителей. Это официально. А кто подсчитывал реальную цифру? Ведь официальная статистика числа молдавских мигрантов тоже далека от реальности. И в это же время власти утверждают, что у нас «недобор» в специализированные учреждения.

Европейские стандарты

Оставшиеся без присмотра детишки осваивают улицы столицы и крупных городов. Из числа столичных беспризорников около 70 процентов — жители сел и районных центров. Социальные службы их стараются не замечать. Из-за отсутствия жилья на учет их поставить нельзя. Да и полиция с ними не связывается. Что с ними делать, в «обезьянник» за прогулы школы посадить?

У таких детей особая жизнь — тяжелая, но вольная. Многим беспризорникам нравится эта мнимая свобода. Особенно летом, когда можно заночевать в каком-нибудь заброшенном здании. Дома их никто не ищет, а государству на их судьбу наплевать. Среди тысяч беспризорников, блуждающих по всей Молдове, множество потенциальных воспитанников домов-интернатов. При этом в Кишиневе из восьми интернатов остался только интернат № 3, в котором созданы хорошие условия для жизни и воспитания детей и который находится на балансе муниципия Кишинева.

За беспризорную Молдову мы должны благодарить Европу. Именно «благодаря» ее ценностям и указкам мы разрушили создаваемую десятилетиями систему интернатного воспитания, а предложенные альтернативы в нашей стране приживаются тяжело. Европейские фонды предложили создавать «коммунитарные» (общинные) центры или дома семейного типа. Создавались семьи патронатного воспитания, предлагались другие формы альтернативного воспитания сирот и детей, оставшихся без попечения родителей. К слову, семейные центры в Молдове существовали задолго до того, как к нам пришла Европа со своими советами. Были семейные дома, где воспитывалось по 12–14 детей. Но эта схема тяжело приживалась по причине низких пособий, выдаваемых государством на каждого ребенка.

Заграничные благотворительные фонды с азартом взялись за благоустройство молдавских детишек. Некоторые из них, возможно, делали это искренне. Некоторые просто отмывали деньги. Но мало кто задумывался над тем, что у молдавских граждан иной менталитет и европейские стандарты не всегда нам подходят. Создание альтернативных учреждений интернатного типа, которые в некоторых районах успешно работают, по крайней мере пока, не должно было подразумевать закрытие уже существующих домов-интернатов. Кроме того, по официальным данным, на конец сентября 2016 года патронатных воспитателей и домов семейного типа было около 400, и в их семьях воспитывалась около тысячи детей. А что делать с остальными?

Ликвидация детских домов выгодна не только Европе и Международному валютному фонду, который призывает нас к жесткой экономии и в кабалу к которому давно попала Молдова. Ликвидация выгодна нынешнему правительству, которое просто окрестилось от «сложных» детей.

Особый подход отменяется

Национальная статистика показывает, что в Молдове в 2011–2012 гг. проживало около 20 тысяч детей с ограниченными возможностями, из которых 3288 являлись воспитанниками специализированных учреждений.

Согласно исследованиям, число лиц с инвалидностью, в том числе и детской, каждый год неумолимо растет. Однако та же официальная статистика показывает, что в 2013 году детей с ограниченными возможностями стало уже 15 тысяч, а к 2015 сократилось до 14 тысяч. Вылечились? Нет, просто реальные цифры в условиях, когда закрываются специализированные учреждения, показывать невыгодно.

Но сколько бы у нас ни было детишек с ограниченными возможностями, вопрос в том, где будут жить и лечиться такие дети после закрытия всех специализированных домов-интернатов? Такие дети, особенно если речь идет об отклонениях в умственном развитии, нуждаются в особом подходе. Они должны учиться по индивидуальным программам, рядом с ними должны постоянно дежурить врачи, психологи. Порой необходима особая мебель и предметы быта. Вместе с тем далеко не все семьи для больных детей могут нанимать сиделку, учителя и врача. Не смогут себе позволить роскошь в виде подобного специализированного персонала и дома семейного типа. Только в домах-интернатах можно содержать необходимый штат медицинских и педагогических кадров.

Опять же с подачи Европы в Молдове стала внедряться программа инклюзивного образования. Обоснование — скорейшая интеграция в общество детей с особыми потребностями. Сама идея, возможно, неплоха, однако, когда речь идет о Молдове, следует ожидать подвоха. Под эту программу Европа стала выделять финансовые средства, а это для наших чиновников стало серьезным поводом для реализации денежной программы и дальнейшего закрытия специализированных домов-интернатов.

Однако — при всей толерантности и гуманности — далеко не всех детей с ограниченными возможностями можно обучать в обычных школах. Во-первых, из-за неадекватного поведения они могут стать угрозой для своих сверстников. Например, ткнуть одноклассника ручкой в глаз. Во-вторых, им тяжело освоить образовательную программу без дополнительной помощи учителя. И если толерантный учитель половину урока будет заниматься с особенным ребенком, какие знания получат другие, обычные дети?

Возвращение к насилию

Идеальный вариант для ребенка — вернуться в семью. А если возвращаться просто некуда? Если папа и мама не могут его не только обеспечить — обуть, одеть и накормить, — но и уделить толику внимания? По разным причинам, в том числе и по причине социальной деградации.

Возвращение детей из специализированных интернатов обратно в проблемные семьи наносит детям серьезные психологические травмы. Исследования показывают, что такие дети очень часто склонны к суициду. Нередки случаи, когда больные дети, неадаптированные в социуме, после возвращения в неблагополучную семью страдают обострениями заболеваний и совершают преступления. Могут ли родители с неадекватным поведением способствовать когнитивному развитию своих детей, о котором не устают говорить иностранные эксперты в детском воспитании?

И это еще не все… В неблагополучных семьях дети подвергаются физическому насилию. В нашем изуродованном обществе есть «отцы», которые насилуют своих дочерей, даже малолетних. По данным Управления общественной безопасности Генерального инспектората полиции, в прошлом году в Молдове было зарегистрировано 65 случаев изнасилований детей, 34 случая насильственных действий сексуального характера, 7 случаев сексуального домогательства, 86 случаев сексуальных отношений с детьми, не достигших 16-летнего возраста, 19 случаев извращенных действий, 1 случай детской порнографии, 3 случая сутенерства.

Это лишь зарегистрированные факты. В большинстве случаев дети молчат. Тем более они молчат, когда пьяные родители избивают их до полусмерти. Власти нередко знают о таких фактах. Знают и бездействуют. Если биологических родителей лишат родительских прав, куда девать ребенка? И даже если такой «бесхозный» ребенок исчезнет, будет ли его кто-то искать?

Однако всех преступлений не утаишь. Количество случаев домашнего насилия, в том числе и по отношению к детям, увеличивается с каждым годом. Появляются телефоны доверия, службы психологической поддержки. То есть мы создаем себе проблемы, а потом решаем их при помощи европейских грантов.

На психологическую поддержку людей, пострадавших от насилия, ежегодно тратятся десятки миллионов леев. Но последствия домашнего насилия не так легко устранить. Психологические травмы остаются на всю жизнь.

COMUNIST.MD
0 
| Еще
вернуться назад »