Навигация

Поиск по сайту

 











Все Новости

27.07.2018:  Нынешняя власть демократов в лице Министерства образования применяет психическое насилие над юными гражданами Молдовы
Трагическая гибель 18-летней жительницы села Гырбовец Новоаненского района Адрианы Иордакеску не оставила равнодушным ни одного здравомыслящего человека. Этот вопиющий случай обсуждают педагоги, родители, сами дети. Молчит только Министерство образования, культуры и исследований. Именно там восседают истинные виновники случившейся трагедии.

Экзамены на степень бакалавра приводят не только к психическим расстройствам выпускников, но и к суициду. Для некоторых детей БАК — предел мечтаний, подведение итогов лицейского образования и путевка в будущее. Не сдать экзамен — значит не оправдать надежд родителей и лишиться будущего. Самоубийство Адрианы — это не трагическая случайность, это результат преступной непрофессиональной работы правительственных чиновников.


БАК как лотерея

Все дети разные, они по-разному ведут себя в критических ситуациях, по-разному реагируют на события. Родители, как правило, знают своих детей, но, не являясь педагогами, они не могут оказать ребенку необходимую психологическую помощь. В данном случае задача родителей — донести до своих детей, что БАК — это не самое главное в жизни. Его можно пересдать или, в конце концов, получить дальнейшее образование другим путем. Выход всегда есть, и это ни в коем случае не суицид.

«Сегодня БАК — это лотерея. Ученик может учиться на отлично, но не факт, что на отлично будут сданы экзамены по БАКу. И наоборот, посредственный ученик может неожиданно получить высокие оценки, — рассказывает психолог теоретического лицея «Георгий Победоносец» города Окница Анжела Руссу. — Причин много, в первую очередь это зависит от стрессоустойчивости ученика. Но мы сталкиваемся и с тем, что тесты выпускников нередко оцениваются очень субъективно. Баремы (схемы оценивания тестов) составлены непрофессионально. Вопросы не соответствуют программе куррикулума. Кроме того, они нередко сформулированы так, что учащийся не может понять сути вопроса, да и сами задания нередко бывают очень сложными, их порой без справочников не могут решить даже педагоги. Это касается и точных, и гуманитарных наук.

Дети, попадая в аудиторию с видеокамерами, закрытыми окнами, без вентиляции, испытывают высокий уровень стресса. При жажде они пьют воду маленькими дозами, чтобы не захотеть в туалет, потому что выйти можно только один раз. Разве это не издевательство над нашими детьми?»

О том, что тесты оцениваются неправильно, родители говорят постоянно. Можно привести пример прошлого года. Истории советского и постсоветского периода в учебнике 12 класса уделено полторы страницы. Да и в предыдущих классах не более. Но большинство вопросов на экзамене было посвящено именно этому периоду. Среди прочих был и такой вопрос: при развале Советского Союза Михаил Горбачев способствовал росту демократии в постсоветских республиках или он является виновником этого развала? Причем указывалось, что ребенок должен высказать свое личное мнение. По замыслу составителей, выпускник должен был склониться к ответу, связанному с демократией. Но те учащиеся, которые написали правду — то есть о том, что Горбачев способствовал распаду Союза, — получили за этот вопрос ноль баллов. Если же ученик просто угадал настроение составителей-демократов, то он получил высшую оценку за вопрос — 12 баллов. И плевали составители на мнение выпускников, к которому якобы должны были прислушиваться. И где здесь правда и справедливость?


Неоправданные надежды

«Девочка из Гырбовец, которая не сдала экзамен по БАКу, убежала из дому не только из-за плохой оценки. Она была единственным ребенком из села, которая училась в лицее. Для нее это был стресс, стыд. Когда вывешивают результаты об итогах экзаменов на степень бакалавра, просят, чтобы психологи находились рядом. Это правильно. Но это говорит и о том, что о возможных психических расстройствах у детей всем давно известно. Известно, что это может привести не только к обмороку», — поясняет Анжела Руссу.

«Девочка, с которой произошла трагедия, жила в селе. Сельские дети менее устойчивы к стрессу. На выпускницу возложили слишком много надежд, и она решила, что не оправдала их. По всей вероятности, с ней в школе не работал ни психолог, ни классный руководитель. А где были взрослые, когда ребенок увидел отрицательную отметку?

Сейчас много говорят о насилии. Но ведь тот факт, что стенд с отметками еще месяц после экзаменов висит и его может изучить любой человек, — это тоже может считаться определенным видом психического насилия. Оценки фотографируют, выкладывают в социальных сетях. Но я не думаю, что она боялась именно позора. Скорее всего, у ребенка произошло «замыкание». Когда она ознакомилась с оценками, эффект неожиданности спровоцировал чувство депрессии, которая привела к неконтролируемому поведению.

Детей, не готовых к стрессам, психологи должны отслеживать на протяжении всего учебного процесса. В частности, с 14 лет, когда начинает себя проявлять кризис подросткового возраста. Каждый психолог должен знать, какой ребенок может оказаться в группе риска. К предстоящему стрессу, связанному с экзаменами — а это всегда стресс, — должны подготовить не только выпускников, но и родителей. Пока не будет честного сотрудничества семьи и школы — не только на бумаге, но и на деле, — у нас могут возникать такие ситуации», — подчеркнула Анжела Руссу.


Психологический расчёт

В стрессовом состоянии лицеисты находятся не только непосредственно перед экзаменами, но и на протяжении трех лет обучения в лицее, в ожидании этих экзаменов. Все это время происходит разрушение психики нашей молодежи. Гимназический курс оканчивают нормальные дети, из лицеев выпускаются дети с расшатанными нервами, неврозами, психическими расстройствами. Причем эти болезни могут усугубиться или проявится к 30 годам.

Ответственность за суицидальные действия детей, как правило, возлагают на школу и на родителей. Причем нередко школа надеется на родителей, а родители — на учителей. В итоге детьми никто не занимается. Но, говоря об ответственности с участием родителей и педагогов, мы слишком упрощаем схему. Есть третий элемент, который всегда выходит сухим из воды. Это власть. В данном случае — Министерство образования, культуры и исследований.

Именно правительственные чиновники составляют убийственные тесты, вводят гестаповские условия сдачи экзаменов, составляют куррикулумы, проводят разрушительные реформы. Министерские чиновники последних 8–9 лет далеки от образования, там нет профессионалов, которые бы долгое время работали в школах и знали бы всю суть проблемы. Образование стало политизированным и продажным.

Если какое-то учебное заведение, особенно с преподаванием на русском языке, обращается в министерство за помощью или советом, в ответ получает гнев непрофессиональных чиновников, которые не понимают, чего от них хотят, а затем следуют министерские проверки, к учебному процессу отношения не имеющие.

…Так что же нам все-таки делать с этим зло¬счастным БАКом? Как дать детям образование без боли и страданий? Как сохранить их психическое здоровье и даже жизнь?

«Необходимо поменять систему обучения в лицеях, — отвечает Анжела Руссу. — Необходимо, чтобы темы тестов на бакалавра соответствовали темам, входящим в учебный курс, и темам предварительных тестирований. Нужно пересмотреть систему образования, в частности, систему преподавания, а также системы составления баремов. Те, кто сейчас их составляют, никакого отношения к школе не имеют. Не имеют представления о том, что такое знания детей. Тема БАКа задевает глубинные процессы молдавского образования, вскрывает все его недостатки, все его гнойные нарывы. И если мы на самом деле желаем добра всем детям Молдовы, мы не должны оставаться в стороне».


НАТАЛЬЯ УСТЮГОВА

источник: comunist.md
0 
| Еще
вернуться назад »