Навигация

Поиск по сайту

 











Все Новости

30.07.2018:  За победу здравого смысла
Валерий Мишчишин: «Если к власти придут здоровые силы, я говорю о ПКРМ, Молдова возродится, как это уже было в истории нашей родины».

Небольшому легендарному селу Елизаветовка Дондюшанского района на протяжении многих десятилетий везло с руководителями. Именно в Елизаветовке в 1953 году загорелась первая в районе лампочка Ильича. Колхоз, основанный на базе села, всегда находился в числе лидеров. Здесь было воспитано много хозяйственников и управленцев. Уже третий срок возглавляет коммуну Елизаветовка коммунист, секретарь Дондюшанского РК ПКРМ по идеологии Валерий Александрович Мишчишин — достойный наследник традиций времён социальной справедливости.

Ранние пташки молдавских сёл

— Валерий Александрович, Вас избирали на пост примара коммуны три раза. Как Вам удалось на столь длительный срок завоевать доверие жителей Елизаветовки?

— Об этом нужно спросить у них. Но я думаю, потому, что к решению каждого вопроса подбирается ответственный, объективный подход.

— Многое удалось сделать в должности примара за 11 лет?

— Достаточно много. Эту должность я занял в июле 2007 года, и в декабре мы подсоединили к газопроводу нашу гимназию, которой сейчас, к сожалению, уже нет. В 2008 году провели в гимназии капитальный ремонт. В 2009 поменяли окна и двери, ежегодно проводили текущий ремонт. Провели капитальный ремонт в детском саду, установили паровое отопление, кстати, детский сад у нас не закрывался ни на один день.

— Газификация гимназии пришлась на период, когда во власти была ПКРМ и по всей стране проходила реализация национальной программы газификации…

— Конечно, тогда все вопросы решать было проще и, благодаря упомянутой программе, был дан старт газификации всего села. Село и детский сад к газу были подключены уже в 2012 году.

— Вы упомянули, что в Елизаветовке закрылась гимназия. Когда это произошло?

— В 2015 году, тогда было всего 46 учащихся. Сейчас у нас нет ни гимназии, ни начальной школы. Только детский сад. Учеников возят за пять километров в Мошаны и за пятнадцать километров в Дондюшаны. Было бы разумно оставить у нас хотя бы начальную школу, чтобы хотя бы малыши учились в родном селе. В 7.45 автобусы уже отъезжают. В зимнее время малышам приходится просыпаться задолго до рассвета. Они поневоле становятся ранними пташками. Задача примэрии — проследить, чтобы дорога, по которой едут школьные автобусы, всегда была расчищена.

Маленькие сёла более уязвимы

— Какое село входит в Вашу коммуну?

— Это маленькое село Боросяны. Сейчас там проживает около 90 человек, почти все — пенсионеры, а когда-то, еще в советское время, насчитывалось более 400 жителей. То есть население сократилось почти в пять раз. Маленькие села более уязвимы. Елизаветовка — тоже небольшое село, у нас около 650 человек.

— Как выживают жители маленького села? У них есть хотя бы магазин?

— Мы решили этот вопрос. Когда я стал примаром, первым делом открыл магазин. Мы подобрали помещение в бывшем детском саду, сделали ремонт и договорились с кооператорами, что они будут обслуживать эту торговую точку. Старые люди не могут идти за хлебом и предметами первой необходимости через поле за несколько километров в Елизаветовку. Содержать магазин в селе, где проживает 90 человек, очень невыгодно, но мы стараемся, чтобы он работал и дальше.

— Продавец, наверное, получает мизерную зарплату…

— У нее, продавщицы, очень маленькая зарплата. Но небольшие зарплаты и у других бюджетников. В детском саду повар и нянечка получают по 1100 леев. При этом и у повара, и у няни очень ответственная работа. Но люди трудятся, чтобы заработать хотя бы копеечку для своих семей.

— Где еще работают селяне?

— Это, в основном, сезонная работа в садах. Два-три месяца они работают, получают неплохую зарплату, а потом на эти деньги живут весь год.

— Низкие среднегодовые зарплаты, нехватка стажа… Поэтому у них и пенсии маленькие…

— В селе всегда были небольшие пенсии. Мой сосед — тракторист, который проработал всю жизнь на полях, получает пенсию 490 леев. По всей вероятности, в соцфонд попадали отчисления, далекие от реальных. Но и государственные служащие, которые делали верные отчисления, получают пенсию в 600–700 леев.

Кандидат отвечает за партию

— Вы шли кандидатом в примары как представитель ПКРМ. Личность руководителя очень важна, важны его деловые и человеческие качества. Вместе с тем, оказывая доверие Вам, жители оказывают доверие ПКРМ, и наоборот…

— В Елизаветовке коммунистам доверяют. И за то, что ПКРМ делала, будучи во власти, и за честность, которую Партия коммунистов проявляет по отношению к избирателям сегодня. Коммунисты никогда не обещают чего-то невыполнимого. Не подкупают избирателей, не предлагают за голоса деньги или продукты. У нас был кандидат в примары от Демпартии, который раздавал продуктовые пакеты. Мы говорим, пусть люди продукты берут. Ведь они куплены не за деньги демократов, а за наши, народные деньги. Но когда идете на выборы, думайте, за кого голосовать.

— Откуда люди узнают о ситуации в стране, из окружающей действительности?

— Телеканалы Плахотнюка и Додона рассказывают о хорошей жизни и грандиозных планах. Но больше 20 человек выписывают газету «Коммунист», обсуждают полученную информацию, делятся мнениями. Мы раздавали людям наши партийные брошюры, выпущенные к различным датам. Зато социалисты бесплатно раздают каждый новый номер своей партийной газеты «Социалисты», в которой пытаются очернить ПКРМ и ее лидера. Но у нас мало людей, которые поддаются на их трюки. Кроме того, мы постоянно работаем с населением, а в предвыборную кампанию в агитационной работе следуем принципу «глаза в глаза», доходим до каждого человека. У нас хорошие активисты.

— В Елизаветовке большая ППО?

— В нашей первичной организации 20 человек, и сейчас к вступлению готовятся еще два молодых кандидата 19 и 20 лет. Все коммунисты у нас активные, настоящие. Но, к сожалению, наши товарищи уходят из жизни. По этой причине с 2007 года первичка сократилась на 12 человек. У нас есть и комсомольская организация — наш надежный партийный резерв.

Село открытых людей

— Елизаветовка — украинское село, как давно оно появилось?

— 25 августа Елизаветовка отметит 120 лет со дня создания. Село отличается тем, что у нас очень дружелюбные, открытые и трудолюбивые люди. В нашем селе выросло очень много председателей колхоза. Первый в Молдавии колхоз — «9 Января» — в 1940 году был создан именно в нашем селе. После ухода фашистов колхоз стал называться «Большевик». В 1971 году образовали совхоз-завод «Октябрьский». В районе это был единственный колхоз-миллионер. У нас всегда была коллективная звеньевая система. Люди работали дружно, доверяли друг другу. И зарплаты в то время у них были хорошие. Когда я был бригадиром, в 80-е годы, средняя зарплата колхозников достигала 320 рублей. В то время директор совхоза получал 260 рублей. На молочно-товарной ферме люди зарабатывали по 500–600 рублей. С одной фуражной коровы получали 5 тысяч литров молока в год, тогда как в соседнем селе всего 3,2 тысячи литров. Хороших результатов достигали за счет ответственного подхода к своим обязанностям всех работников.

— Вы сами родом из Елизаветовки?

— Я родился в этом красивом селе. Потом окончил сельскохозяйственный техникум, где получил специальность агронома. После отслужил армию. Год проработал в Купчино на сахарном заводе, а потом в 1978 году вернулся в село и стал работать бригадиром. В 1978 году стал управляющим, то есть у меня в подчинении были два бригадира — из Елизаветовки и Боросян.

— Как село пережило программу «Пэмынт»?

— Наши люди изначально хотели продолжить коллективную обработку, не хотели дробить землю. Совхоз «Октябрьский» разделился на две части, появилось два лидера. Но ликвидацию сов­хоза люди переживали очень болезненно. Из жизни уходило что-то очень важное, справедливое. С молотка исчезало совхозное имущество, техника. Заработные платы стали ниже, сократились рабочие места. Наш совхоз поставлял фрукты для фабрики «Букурия», был большой цех по сушке фруктов, был цех спиртования. Всего этого не стало.

Отмечено красным

— На каком этапе вы вступили в КПСС и почему?

— Это было в 1981 году, когда мне было 25 лет. Я тогда работал агрономом по табаку. Желание вступить в партию было естественным. Я переговорил с секретарем партийной организации, написал заявление, и товарищи сочли меня достойным быть членом КПСС. Я не сдавал партийного билета даже в те годы, когда партия была под запретом. Из наших коммунистов никто партбилета не сдал. И наше село по этому поводу старались не трогать. Знали, что у нас дружбы с другими партиями быть не может, хотя попытки переманить наших активистов были. Предлагали всякие блага — вплоть до новых машин. В нашем селе к коммунистам всегда относились с уважением, и у нас было много коммунистов, большевиков. В начале войны фашисты расстреляли жителей села. В память о том трагическом событии в селе воздвигнут мемориал памяти. А старожилы рассказывают, что на военных картах фашистов наше село было обведено красным карандашом — как особо опасное для захватчиков. В годы оккупации у нас была подпольная организация. Мой отец тоже состоял в подполье.

Когда ПКРМ возродилась, большая часть коммунистов без раздумий сразу восстановились в ее рядах. Помню, на каком-то форуме во дворце «Октомбрие» в 1997 году наша делегация сфотографировалась с Владимиром Ворониным. Мы тогда сказали, что это наш будущий президент. Эти слова оказались пророческими.

— Как давно Вы являетесь секретарем по идеологии?

— Уже три года. Работаем, стараемся. У нас очень хороший, дружный райком, все вопросы мы решаем сообща, помогаем друг другу. Наш райком, как и многие, тоже прошел испытание предательством, в наших рядах тоже было несколько продажных человек. Когда мы встречаемся на улице, они стараются обходить нас стороной, им стыдно. Есть и продажные примары, которые продались демократам.

— Какие проблемы села Вам приходится решать сегодня как примару?

— Проблем много, но для их решения районный совет денег нам не дает. На нас даже внимания не обращают. Основной вопрос на повестке дня — строительство водопровода. Вот ждем.

— Быть примаром от оппозиции в наше время непросто…

— Тяжело. В частности, тем, что люди бедно живут и сложно им помочь. У нас, как и у всех примэрий, был фонд социальной помощи, и мы могли помочь людям, которые особо нуждались в поддержке. При ПКРМ этот фонд был больше, потом стал сокращаться, а при демократах его вообще ликвидировали. Так что у людей сейчас самая важная проблема — выжить, достойно воспитать детей.

Где ты, улица детского смеха?

— Расскажите о Вашей семье.

— Моя семья во всем меня поддерживает. Дочь работает бухгалтером в Дондюшанах. Сын с семьей в Санкт-Петербурге. У меня великолепная жена. В нашей семье существует традиция: каждое воскресенье в два часа дня мы собираемся на семейный обед. Эти два часа семейного общения для нас священны.

— Чем любите заниматься вне работы?

— У нас огород, хозяйство, на это и уходит время, и это мне нравится. В селе иначе нельзя. Но большая нагрузка по хозяйству ложится на жену. Каждое утро в 7.45 я уже на работе. Примар должен быть всегда доступен для жителей.

— Что, по-Вашему, надо делать, чтобы возродить села?

— Я не первый озвучу этот ответ, но надо создавать рабочие места. Приведу простой пример. В 1978 году, когда я стал бригадиром, у нас было всего четыре пары в возрасте до 30 лет. Когда после образования совхоза в 1980 году у нас начали строить цех по сушке, в село из городов начали возвращаться молодые люди. Для молодых семей за год мы построили 24 дома. У нас была улица, где постоянно звучал детский смех. Сейчас люди уезжают и уже не возвращаются. Они уезжают не столько в города, сколько за границу. Для того чтобы возродить Молдову, очень важно, чтобы на выборах победил здравый смысл. Чтобы у народа Молдовы спала с глаз пелена, и люди реально оценивали все, что происходит в их стране. Если к власти придут здоровые силы, я говорю о ПКРМ, Молдова возродится, как это уже было в истории нашей родины.


Наталья Устюгова.



источник: comunist.md
0 
| Еще
вернуться назад »