Навигация

Поиск по сайту

 











Все Новости

14.09.2018:  Бухарест хочет получить наш орган в качестве компенсации расходов на ремонт органного зала?

Кишиневский органный зал празднует 40-летие. Первый этап реконструкции завершается, отремонтированы фасад и крыша. Не всем нравится, как раскрасили здание, но это поправимо. Миллион евро предоставило правительство Румынии. Но мало кто обратил внимание на сообщение о том, что наш орган вывезут за Прут на реставрацию.

Между тем румынское телевидение TVR еще в январе сообщило, что в ходе второго этапа ремонта органного зала планируется отреставрировать сам инструмент, партер и скульптуры. На это потратят 1,5 миллиона евро. «Демонтируем орган, - отметила директор органного зала Лариса Зубку в интервью Рublika.md. - Упакуем и перевезем на реставрацию. Куда - пока не знаем. Может, в Румынию, может, в Германию. Потом начнутся работы в самом концертном зале».

Многие работники органного зала сомневаются в том, что инструмент, знаменитые белые стулья, хрустальная люстра и статуи вернутся в Кишинев. Они считают, что все это, тем более - орган не нуждается в реставрации и что в Румынии нет мастеров-реставраторов. Главный пункт сомнения: зачем демонтировать орган? Зачем вывозить предметы интерьера? Почему нельзя привести их в порядок на месте? Все это отравляет радость юбилярам.

Никто органы для реставрации не вывозит

История реставрации органов в последние десять лет показывает: реставрационные работы всегда осуществляются в органных залах.

Так, в свердловской филармонии орган реставрировали в 2014 году мастера из Германии. Вывезли лишь большие фасадные трубы в мастерскую всемирно известной фирмы «Klais Orgelbau», все остальное делали на месте вручную. Это обошлось в 20 миллионов рублей, стоимость нового органа – 300 миллионов.

Австрийская фирма «Rieger-Kloss» в 2007 году реставрировала орган в Санкт-Петербурге (в государственной академической капелле), в 2011 году - в Душанбе, в 2012 году – в Одессе, в 2016 году – в Москве (в Большом зале консерватории имени Чайковского). В текущем году в казахском городе Кокшетау реставрировали орган мастера из Польши.

В 2015 году в США реставрировали орган в концертном зале «Бордуок» в городе Атлантик-Сити. В 2017 в Гамбурге завершилась двухлетняя реставрация знаменитого органа в храме Святого Панкратия. В Лиепае только что закончили реставрацию органа кафедрального собора Святой Троицы.

Во всех перечисленных случаях все работы проводились на месте под руководством советов органных экспертов. Компании присылали мастеров и все материалы – от козьей кожи и древесины до особых пород до клея.

Почему же наш орган нужно куда-то вывозить? Ведь это не скрипка и даже не фортепиано!

Что от нас скрывают?

Специалисты по реставрации органов есть в Германии, Австриии, Чехии, Швеции. Никто никогда не слышал о специалистах из Румынии.

Во всех случаях, о которых говорилось выше, реставрация велась открыто. Сначала определяли техническое состояние органа, особенности техники изготовления и художественного стиля, наличие переделок, составляли дефектную ведомость. Все это доводилось до сведения общественности. Проводились акции сбора средств. А что происходит у нас?

Неизвестно, проводилась ли официальная оценка состояния органа. Никто никогда не жаловался на звучание инструмента, которому всего 40 лет. Кто принял решение о демонтаже и вывозе? Почему дирекция зала с этим слепо согласилась? Почему закрыт официальный сайт органного зала – он тоже на реставрации?

Специалисты, которые обслуживают инструмент, а также многие музыканты говорят, что с органом все в порядке. Они справедливо опасаются того, что инструмент никто возвращать не собирается, просто отреставрированное здание кому-то приглянулось. Не будет органа – не будет и концертного зала. Мы уже потеряли кинотеатры, дома культуры, музеи, молодежный центр и республиканский стадион. Чем меньше культурных площадок – тем больше супермаркетов и заправок.

Нужен ли Молдове орган?

В белорусском селе Старые Василишки в 2017 году восстановили единственный в стране барочный орган XVIII века силами команды московских реставраторов. Живут здесь всего 30 человек – и им нужен орган! Волшебный инструмент и старинный костел привлекает многочисленных туристов.

Нужен ли орган нашей столице?

«Молдавские ведомости» провели опрос и выяснили, что органный зал является одним из знаковых элементов культурной жизни страны.

Бывший министр обороны Борис Гамурарь поделился воспоминаниями о том, с каким волнением ожидали кишиневцы открытия органного зала, и твердо сказал: «За сорок лет органный зал стал народным. Два-три раза в году обязательно бываю на концертах. Горжусь нашим органом. Бывал на концертах органной музыки в Киеве, Польше. О нашем органе хорошо отзываются многие пианисты, побывавшие с концертами».

Молдова немыслима без органа и органного зала, уверены Виктор Степанюк – экс-депутат, экс-вице- премьер по социальным вопросам, Евгений Собор – экс-министр культуры, Александру Дороган – экс-директор «Радио Молдова 1», Анатол Видрашку - директор издательства «Litera».

Евгений Собор, в частности, отметил: «Не представляю себе Молдову без органного зала. Здесь блестяще выступали пианисты из Германии, Румынии, Армении, молдавские исполнительницы Светлана Бодюл, Анна Стрезева, молдавско-американский пианист Александр Палей. Для реставрации нет необходимости его вывозить, обычно это делается на месте. Полностью демонтировать - означает навредить. Если инструмент исчезнет - это будет позором для власти».

Валерий Демидецкий, глава представительства ИТАР-ТАСС в Молдове, считает: «Инструмент нужен нашей стране, так как нынешнее руководство вряд ли сможет приобрести такой же. К сожалению, наши политики так рьяно избавляли людей от наследия СССР, что вместе с водой выплеснули и ребенка – развитые промышленность, сельское хозяйство, городскую и сельскую инфраструктуру. А экономику довели до такого состояния, что строить дороги, ремонтировать школы, сады приходится на подачки иностранцев. Вот и на реставрацию органного зала денег не нашлось. Помогают соседи, спасибо Румынии. Жаль, что на фоне повседневной трескотни о «евроинтеграции» и «партнерах по развитию» мало кто задумывается о том, как страна дошла до жизни такой и что надо делать, чтобы правительство не стояло с протянутой рукой, а люди не бежали за границу».

Анатол Видрашку полагает, что органный зал – не роскошь: «Он вошел в наш культурный фонд, способствовал подготовке специалистов нового уровня – этого забыть нельзя».

Руководитель представительства Российского центра науки и культуры Михаил Давыдов назвал органный зал одной из самых красивых музыкальных площадок города: «Это знаковое сооружение. Молдавский орган – уникальный инструмент, о нем знают многие исполнители. Им можно гордиться. При посредничестве РЦНК в органном зале выступают российские исполнители. Центр всегда выделял эту концертную площадку среди других залов Кишинева».

Без органа не представляет культурную жизнь столицы Александру Дороган: «За сорок лет орган обогатил, оживил культурную жизнь в стране. Я часто бываю на концертах - духовная музыка как магнит для людей всех возрастов, приходят семьями, с друзьями и знакомыми. У молдавского народа не было традиций органной музыки, народ придумал най - орган в миниатюре, а большой орган сразу стал знакомым и родным».

Кто санкционировал переезд инструмента за Прут?

Виктор Степанюк считает, что орган - важное достояние молдавского народа, он не может исчезнуть: «Исчезают миллиарды, исчезают памятники архитектуры. Неужели исчезнет орган? Необходимо полная информация, ответы на вопросы: кто проводил экспертизу состояния инструмента? Кто может его обновить, если это действительно нужно? Зачем демонтировать орган, предметы интерьера, скульптуры?».

Пока не будет ответов на главные вопросы, путь республики предсказуем, считает писатель Олег Краснов: «Если делать из Молдовы колонию – тогда другое дело, туземцам ничего не нужно, ни образование, ни наука, ни культура, ни исторические музеи, ни концертные залы, ни выставочные залы, ни тем более орган». Ту же мысль высказал политик Оазу Нантой: «Любому сообществу нужна культура, иначе оно превращается в стадо».

Что скажут те, кто санкционировал переезд органа за Прут? Органный зал – памятник культуры республиканского значения, поэтому сделать это мог только парламент.



___________
На фото:

Одно из самых красивых зданий города по решению городской думы было построено в 1911 году для городского банка. Решение открыть здесь концертный зал принял первый секретарь ЦК КПМ Иван Бодюл, чья дочь, органистка Светлана Бодюл, закончила московскую консерваторию. Реконструкция велась в 1975-1978 годах с помощью специалистов из многих городов СССР и социалистических стран. Хрустальные люстры приехали из Чехословакии, там же был построен орган фирмы «Rieger-Kloss» (3000 труб, 40 регистров). Барельефы композиторов на стенах зала – работы скульптора Лазаря Дубиновского. В органном зале хорошая акустика, есть, кроме органа, и другие хорошие инструменты: шесть клавесинов, концертные рояли «Yamaha», «Bechstein», «Steinway». На первом концерте 16 сентября 1978 года играли знаменитый Гарри Гродберг (он возглавлял приёмную комиссию по оценке органа), виолончелист Ион Жосан, органистка Светлана Бодюл, пели Мария Биешу и хор под управлением Вероники Гарштя.



vedomosti.md

0 
| Еще
вернуться назад »