Navigare

Căutarea pe saitul

 













Toate ştirile

06.05.2021:  Почему Владимир Воронин прав, обвиняя Маноле и Санду в захвате государства
Владимир Воронин: Люди просят нас вернуться как можно скорее

Поезд молдавской политики, разогнанный безответственными «машинистами», соскочил с конституционных рельс.

Лидера молдавских коммунистов Владимира Воронина нельзя упрекнуть в симпатии и поддержке ПСРМ. Отношение у ветерана молдавской политики к социалистам другое. И, тем не менее, после того, что произошло в Конституционном суде и указа Майи Санду о роспуске парламента, Владимир Воронин выступил с жестким заявлением. Лидер ПКРМ утверждает, что «Молдова продолжает оставаться захваченным государством, и на этот раз ее захватили судьи Конституционного суда во главе с Домникой Маноле, а также неконституционный президент Майя Санду».

Решения о роспуске парламента и отмене чрезвычайного положения были незаконными. Имея в виду богатый опыт Владимира Воронина, его выступление нельзя просто так отмести. Но если возникает скепсис, при желании, выводы политика можно легко и проверить, обратившись к молдавскому законодательству.

В чем суть юридической коллизии с Конституционным судом?

Известно, что парламент отменил свое решение 2019 года о назначении Домники Маноле судьей КC. Однако и в Конституции и в законе о Конституционном суде сказано, что судьи «несменяемы в течение срока полномочий». И все же они могут быть освобождены от должности. И как указано в статье 19 закона о КС, «полномочия судьи Конституционного суда прекращаются путем лишения его неприкосновенности». Перечислено, в каких случаях это возможно. Среди причин есть «нарушения присяги и должностных обязанностей», а также «принятие или участие в принятии решения без разрешения фактического конфликта интересов в соответствии с законодательством о регулировании конфликта интересов». Названы и иные мотивы. Другими словами, отзыв судьи КС является возможным, но он должен быть обоснован и соответствовать законодательству.

Парламент принял соответствующее решение. Насколько оно было аргументированным и законным – отдельная тема. Но поскольку дело сделано, то в соответствии с законом о Конституционном суде, за этим должны последовать и определенные действия.

Что предусмотрено в таких случаях? В пункте 2 статьи 19 закона о КС говорится: «Решение о лишении судьи неприкосновенности и прекращении его полномочий в случаях, указанных в части (1), принимается Конституционным судом». И в пункте 3 сказано: «проверку поступивших сведений о нарушении судьей присяги или должностных обязанностей осуществляют двое судей, назначенных распоряжением председателя Конституционного суда».

Что же произошло?

Решение парламента было приостановлено одним судьей. Это сделала Люба Шова. Затем состоялось заседание, на котором должны были рассмотреть постановление парламента об отзыве судьи Домники Маноле. И КС принимает решение, согласно которому Домника Маноле может участвовать в определении судьбы… Домники Маноле. То есть серьезный сюжет принял комедийный оборот. И конфликт интересов стал бесспорным и неопровержимым.

Затем тут же был рассмотрен и запрос представителя пропрезидентской партии об отмене постановления парламента об отзыве судьи Доминики Маноле. И Домника Маноле вместе с другими судьями восстановила себя в должности. Перефразируя высказывание героя известной комедии, можно воскликнуть, что «молдавский суд – самый гуманный суд в мире».

Далее произошло то, что Владимир Воронин назвал захватом государства. Конституционный Суд отменил действие чрезвычайного положения, объявленного парламентом.

Напомним, что введение чрезвычайного положения согласно статье 66 Конституции является прерогативой именно парламента. И эксперты говорят, в частности экс-председатель КС Думитру Пулбере, что вопрос об отмене чрезвычайного положения в стране никак не входит в компетенцию ведомства.

Объясняя свое решение, КС указывает в качестве главного аргумента на то, что у парламента не было адекватных мотивов для введения чрезвычайного положения.

Однако любой, кто внимательно следит за обстановкой в связи с распространением коронавируса, знает, что ВОЗ объявила пандемию, что Молдова, как и все соседние страны, находится в эпидемическом кризисе. И многие государства также вводят исключительные меры и ограничения, включая комендантский час.

Молдова является одним из мировых лидеров по смертности на 100 000 жителей, и в момент введения ЧП вакцинацией была охвачена очень незначительная часть населения. Подтверждением тяжести ситуации является и рекомендация ввести локдаун президентом страны Майей Санду, а также и соответствующее решение Высшего совета безопасности. Но, может быть, судьи молдавского Конституционного суда лучше разбираются в эпидемических проблемах, чем ВОЗ и местные органы здравоохранения? Выходит что так. Мы уже знаем, что они — главные эксперты в вопросах лингвистики, максимально компетентны в вопросах кредитования. И вот теперь выяснилось, что в эпидемиологических проблемах молдавские судьи — признанные авторитеты.

Сказать, что решение Конституционного суда об отмене чрезвычайного положения является сомнительным, значит, ничего не сказать. И те политики, которые называют подобный вердикт обоснованным, сами выглядят людьми малопригодными для общественной деятельности. Это замечание касается содержания решения, но есть еще и законодательный аспект.

Дело в том, что отменить введение чрезвычайного положения может только тот, кто его ввел, то есть парламент. Но жизнь есть жизнь, и что должно произойти, если Конституционный суд признает решение парламента неконституционным?

На этот случай и для всех других (как, например, это было в 2016 году, когда КС отменил ряд положений Основного закона о выборах президента и ввел дополнительные изменения) есть порядок действий, описанный в законе о Конституционном суде. В статье 28 под названием «Обязанность исполнения актов Конституционного суда органами публичной власти» говорится (пункт 1): «Правительство не более чем в трехмесячный срок со дня опубликования постановления Конституционного суда представляет Парламенту проект закона о внесении изменений и дополнений в нормативный акт или его часть, признанные неконституционными, или о признании их утратившими силу. Соответствующий проект закона должен рассматриваться Парламентом в первоочередном порядке».

Таким образом, мы видим, что законодательство четко устанавливает порядок отмены решений, признанных Конституционным судом не соответствующими Основному закону. Мы помним, что парламент ввел чрезвычайное положение по предложению правительства. Следовательно, в соответствии с юридическими нормами законодатели по инициативе кабмина в максимально короткий срок обязаны были рассмотреть собственное решение и отменить его. Речь идет о нескольких днях, максимум – неделе.

Это произошло? Нет.

Однако, создав новую юридическую коллизию, президент Майя Санду через несколько часов после решения КС об отмене ЧП подписывает указ о роспуске парламента.

Очевидно, что многие политические силы Молдовы и часть граждан видят в досрочных выборах путь к выходу из затяжного политического кризиса. Но кризис только усугубляется, когда Конституционным судом принимаются не юридические, а политические решения, а глава государства также действует без необходимого уважения к закону. Майя Санду и ранее отказывалась выполнять нормы Конституции, периодически выходит за рамки компетенций, определенных Основным законом. Например, вызывает на «беседы» судей, «независимую» ЦИК, требует объяснений в связи с затягиванием взаимоподключений электросетей Молдовы и Румынии. Даже создается впечатление, что Санду – новый аватар Плахотнюка.

Более того, налицо использование государственных институтов в интересах группы лиц, действующих при поддержке иностранных держав (что слишком бросается в глаза).

Если иметь в виду, что Владимир Плахотнюк был креатурой США, отправлен в июне 2019 года послом Дереком Хоганом за океан и длительно скрывался там, получив убежище, то становится понятно, что в Молдове одна марионетка Запада просто сменила другую. А манера решения политических проблем через Конституционный суд принадлежит не Плахотнюку или Санду, а центру внешнего управления. На это также указывает последовательное принятие решений ограничивающих или не допускающих российское влияние ( отмена закона о функционировании языков, признание нахождения российских миротворцев в Приднестровье незаконным, отмена российского кредита, постоянное подыгрывание прозападным политическим силам).

Вот почему заявление Владимира Воронина о том, что «Молдова продолжает оставаться захваченным государством, и на этот раз ее захватили судьи Конституционного суда во главе с Домникой Маноле, а также неконституционный президент Майя Санду», является вполне обоснованным.

Удивлен происходящим в стране и другой ветеран молдавской политики – Серафим Урекян. Бывший столичный мэр говорит: «Я, как человек, который последние 30 лет голосовал за независимость Молдовы, просто поражен импотенцией власти. Просто отдали власть без боя».

Однако есть вещи поважнее того, что кто-то кому-то отдал власть без боя. Мы все стали свидетелями того, как поезд молдавской политики, разогнанный безответственными «машинистами», соскочил с конституционных рельс. И для «пассажиров» аварийного состава, граждан РМ, это — путь в никуда.


Автор — Сергей Ткач
Источник: enews.md
0 
| încă
înapoi »
News Time Romania - Stiri Romania